Митрополит Сурожский Антоний (Блум, † 2002)

«..Prev
[01.12.2002]

О задачах окормления русских в Лондоне

В последнее десятилетие ситуация в епархии изменилась. Снова приехали русские - это и учеба, и работа, и смешанные браки... Каким вы видите ответ епархии на их духовные нужды?

У нас уже давно стали появляться люди разных национальностей, потому что наш собор оказался единственным приходом, где не делали различий по национальному признаку. И к нам стали приходить люди разных национальностей, потому что они чувствуют, что здесь нет связи с жизнью национальных общин. Есть сербы, греки, есть румыны, есть англичане, арабы, которые в разных церквах должны приспособиться только к одному языку, одному стилю. Здесь они могут исповедаться на своих языках. Они могут понимать службу на английском языке. И у нас увеличивается приход.
Теперь, конечно, идет волна из России. И у нас была громадная радость о том, что столько русских вокруг. Хотя я живу на Западе уже очень много лет - я семилетним мальчиком попал в 20-е годы на Запад, - но я остался русским. Я - русский по языку и сердцем. Россия была Родиной, и, когда стали появляться новые русские, для меня это была большая радость. К сожалению, до этого у нас не было большого числа русских и русскоязычных. Все эти годы до приезда новой волны русских нам нужен был в первую очередь английский язык для того, чтобы окормлять тех людей для кого он стал родным. Перед нами встала проблема. Наши священники учились русскому, но вы сами понимаете, что значит учиться русскому языку. За границей, когда вокруг никто по-русски не говорит, и они говорят по-русски "спотыкачом". Дам пример. Один из них говорил мне, что как-то исповедовал русскую старушку на русском языке. И после того как она получила разрушительную молитву, она ему говорит: "Отец такой-то, можно вам что-то сказать?" - "Да, конечно". - "Ваши советы замечательны, а ваша грамматика ужасна".
С другой стороны, что делать? Мы не ожидали такого наплыва. Если бы русские, новые эмигранты - появлялись маленькими группами, то мы бы постепенно приспособились, но их оказалось море. И то, что у нас многоязычие, многонародность, множественность, для русской эмиграции оказалось трудностью. Мы не смогли справиться с этим сразу. "Создать" русскоговорящего священника просто с места в карьер, оказалось невозможным. Те из нас, которые говорят по-русски, естественно, занимаются русским...
На днях у нас было собрание, на котором поднимался вопрос: что дальше? И мой ответ такой: свернуть с того пути, на который я поставил Сурожскую епархию 54 года тому назад как всеправославную епархию русской духовной и богословской традиции - я отказываюсь. Я не дам согласие на то, чтобы наша епархия перестала быть собой. Она должна быть епархией, открытой всем. Это мне поручил Патриарх Алексий I, который сказал: "Вы посланы сюда, чтобы открыть православие тем странам, где находитесь". И я над этим работал. Я считаю, что его благословение остается на этой работе. С другой стороны, множество из тех, кто приехал, не может сразу перестроиться. Я предложил им на собрании, что мы создадим отдельный русскоговорящий приход с парой священников, которые окормляли бы тех, кто не говорит по-английски.


Из интервью митрополита Антония
ответственному редактору газеты "Церковынй вестник" Сергею Чапнину
декабрь 2002 г.

«..Prev

Версия для печати
Перейти к главной странице