Клирики и миряне о ситуации в епархии

«..PrevNext..»
[20.05.2006]

Раба Божия Мария (в Сурожской епархии с 1995 г.)

В заявлениях вл. Василия и в письмах его сторонников настойчиво повторяется одно и то же ложное утверждение: новые иммигранты из России хотят разрушить особый строй церковной жизни, который сложился в Сурожской епархии при митрополите Антонии, и навязать "окультуренным" , по выражению Владыки Василия, эмигрантам и обращенным британцам некий этнический вариант Русского Православия. Цитирую вл. Василия: "Епархия, организованная вокруг недавно прибывших иммигрантов, главная забота которых состоит в том, чтобы жизнь Русской Церкви в Великобритании была точной копией ее жизни на родине, не может эффективно сочетаться с жизнью устоявшейся епархии в Великобритании". В письме Патриарху вл. Василий подчеркивает, что причиной его решения о переходе в Константинопольскую юрисдикцию является не частная, конфликтная ситуация в Лондонском приходе, но "системные", то есть фундаментальные, противоречия между Московской патриархией и Сурожской епархией.

Русская Православная Церковь поддерживает традиции митрополита Антония по созданию многонациональных и миссионерских общин за рубежом. В ответном письме епископу Василию Патриарх подтвердил свое понимание Сурожской епархии именно как многонациональной и отметил, что культурные различия не могут быть причиной для выхода епархии из состава Русской Православной Церкви. Конфликт, возникший в Лондонском соборе, нуждается в уврачевании: пастырь должен позаботиться обо всем своем стаде, а не изгонять из него ту часть, которая ему неугодна. Тем более, что эта часть, по признанию самого вл. Василия, составляет ныне 95% процентов от общего числа прихожан. Нет оснований утверждать, что с притоком большого количества новых иммигрантов из России и других стран бывшего СССР исключается возможность создания многонациональных приходов. Я могу засвидетельствовать, что русскоязычная часть Лондонского прихода единодушна в своих добрых чувствах по отношению к англоязычным братьям и сестрам и не видит препятствий к совместным богослужениям и молитве.

Культурные противоречия, которые неизбежно возникают при диспропорции в многонациональном составе епархии, могут быть уврачеваны как путем совместных молитв и братского диалога любви, так и путем создания разных приходов и благочиний - как монокультурных, так и поликультурных. Сам вл. Василий еще совсем недавно был настроен оптимистично и, как выяснилось недавно, получил от Патриарха благословение на строительство нового храма для русских. Что касается диалога, то здесь, на мой взгляд, было сделано крайне мало усилий. Вл. Василий провел только одну беседу с прихожанами сразу после своего назначения на кафедру. Он не обращался к своей пастве с открытыми письмами, как это делает теперь, обращаясь только к своим сторонникам. Много свидетельств и признаков того, что он планировал свою акцию задолго и лишь выбирал удобный момент. Предметом его заботы были старые русские, которых он даже посещал на дому, чтобы убедить их в необходимости разрыва с Москвой, и брал с них слово о неразглашении сути бесед. Ему нужно было выстроить картину противостояния новой иммиграции сурожским традициям; Русской Православной Церкви и Епархии Митрополита Антония. Он перешел к решительным действиям после того, как уволил из приходского совета шестерых русских как "зачинщиков смуты". Теперь во всех выборных органах власти прихода и епархии полное единомыслие, если не считать тех клириков-англичан, которые воспротивились переходу в другую юрисдикцию. Вопреки ожиданиям епископа разделение прошло не по культурному признаку. Против раскола, в поддержку Московской Патриархии выступили не только новые иммигранты но и многие англичане, а также и те, кто приехал в Лондон 15-25 лет назад, чада митрополита Антония. Разрыв поддержала небольшая, но сплоченная и хорошо организованная группа англичан и некоторые новые иммигранты - те, кто питал неприязнь к Русской церкви еще на родине.

Что же на самом деле послужило причиной для конфликта в Лондонском приходе и поводом для столь разрушительных и неадекватных действий епископа?

В своем открытом письме от 16.05.06, которое мы процитировали в начале, епископ мотивирует свое внезапное заявление о переходе в другую юрисдикцию намерениями Московской Патриархии сделать епархию "нормальной епархией Московской Патриархии", "организованной вокруг недавно прибывших иммигрантов". Вл. Василий основывается только на подозрениях, говорит с чьих-то слов, а прямые и ясные заверения Патриарха игнорирует. Да, отец Андрей Тетерин критиковал некоторые стороны устроения жизни в епархии, но не отвергал ее многонациональный и миссионерский характер. Епископ подозревает о.Андрея в сговоре с Москвой, исключая возможность для честного священника говорить по совести и критиковать сурожские порядки. И это в епархии, которая утверждает свое особое демократическое устроение! Здесь изгоняются все, кто "покушается на наследие митрополита Антония", читай - кто желает развивать и укреплять его миссионерское дело.

Вл. Василий полон страхов и подозрений потому, что он действительно ничего не желает менять в Сурожской епархии. Он желает ее видеть не многонациональной, полнокровной, растущей, черпающей духовный опыт из сокровищниц Русского Православия, а унифицированной маленькой общиной, подобной той, которая сложилась под его крылом в Оксфорде. В этой общине, где мне пришлось быть в течение полугода, запрещалось служить русским священникам, не благословлялось преподавать русский язык желающим его изучать. Там приходилось иссушать душу формальной исповедью на чужом языке, терпеть насмешки по поводу русских суеверий - освящение пасхальных куличей и яиц. Там царила атмосфера горделивой учености и духовного сектантства, в которой иммигрантам и из России становилось не по себе и они, как правило, не задерживались в этом "многонациональном" приходе. Как откровенно признается вл. Василий в своих разъяснениях, он готов окормлять только тех русских, которые забыли о своей родине, забыли свой родной язык и культуру. Именно это называется "охранять наследие митрополита Антония".

Хочется закончить письмо словами самого Владыки Антония, который на встрече с прихожанами 10 ноября 2002 года сказал, что для него мысль о переходе в Константинопольскую юрисдикцию является глубоким оскорблением всех его чувств.
"Мысли об этом у меня никогда не было. И еще в добавок я скажу, что эта мысль для меня настолько неприемлема, что я скорей уйду, чем ее допущу в действительность. Семнадцати лет, 71 год тому назад с лишним, когда почти вся Западная Европа откололась от Московской Патриархии и ушла под Константинополь, я в числе малой группы из 30-ти человек на всю Францию остался верным своей родной церкви. Это нам и мне, в частности, стоило очень дорого. Мы были отвергнуты даже самыми близкими нашими друзьями. Я помню семьи, с сыновьями которых я дружил с восьми-, девятилетнего возраста, в школе или в русских организациях, которые мне запретили переступать их порог, потому что я будто бы стал большевиком и отказался от призвания эмиграции. Больше семидесяти лет я остался верен нашей Матери Церкви, несмотря на все поклепы, которые шли против нашей небольшой, но верной сплоченной группы верующих русских людей".

Христос воскресе!

«..PrevNext..»

Версия для печати
Перейти к главной странице